?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Закончу рассказ об отеле, чтобы дальше сконцентрироваться только на выездах и сафари.

Чем этот уголок социального апартеида безусловно хорош – в нем чувствуется атмосфера страны. Ни на одну минуту не забываешь о том, что ты в Африке. Нет той псевдороскошной обезличенности, которая присуща большинству греческих и испанских отелей.
DSC02448





DSC02424



Центральная часть отеля – собственно, «Баобаб». Другие части называются «Маридади» (сухил. «прекрасный») и «Коле-коле» (чита-брита, птичка-невеличка). В каждой из частей свой ресторан, - в какой хочешь, в такой и иди. Помимо обычного трехразового питания, есть еще туева хуча баров, предалагающих ланчи, перекусы, пиццы, снэйки, файф-о-клоки и прочую муть, так что при желании можно жрать нон-стопом с восьми утра до десяти вечера, тупо переходя с места на место.

DSC02451
Капитран Очевидность интересуется – нужно ли объяснять, что такое «така-така»?

Обезьяны тоже рассчитывают на оллинклюзив.

DSC02452

Но не всегда им что-то отламывается. А бывает, что из рогаток от персонала отгребают.
Но зато никому не нужно объяснять, что не стоит выносить еду из ресторана. Кто по дурости вытащит хотя бы булочку – рискует быть атакованным голодной обезъяной. А клыки у них немаленькие.

Помимо павианов, на территории отеля периодически появлялись колобусы, - те самые, которых просил поймать ему Даррел. В черно-белых шубах. Как назло, они выбирали для визитов то время, когда у меня не было камеры. Оставалось просто любоваться этими прекрасными и необычными созданиями. Один раз я наблюдал, как на ветку, где уже уместились два колобуса, за компанию прыгнул третий; тогда ветка, не выдержав тяжести, надломилась, и все трое дружно наебнулись на землю. Падающие обезъяны – зрелище редкое и веселое, куда там Чарли Чаплину.

DSC02432
В «Афья-боре» можно сделать массаж. 30 евро за сеанс – вполне по-божески для курортного места.

В пять часов вечера у одного из баров начинались взвизгивания и звон битой посуды. Это обезьяны проводили продразверстку у англичан и прочих любителей файф-о-клока. Попить чай с пироженным спокойно можно было разве что забравшись, как бегемот, в бассейн.

DSC02475
Это – подготовка к свадьбе какого-то индо-британского мироеда. По сведениям одного из румбоев, британец индийского просихождения, «оччень богатыыйй» (произнося это, румбой аж глаза закатил от почтительного восторга, рабская душонка) женится на индийке индийского происхождения и пригласил в отель добрую сотню гостей. За две недели моего пребывания в отеле были две свадьбы, вторая, правда, с меньшим числом приглашенных. Что и говорить, место хорошее.

Вообще индусов в отеле немало, как из самой Индии, так и местных, осевших в Восточной Африке еще с колониальных времен. Попадались и совсем уже диковинные экземпляры – мужики ходили в длинных юбках, за обедом ели только руками и сорили при этом вокруг, как последние свиньи. Из других народов больше всего англичан, на втором месте по численности немцы, затем итальянцы – как обычно, шумные и бестолковые. Была одна русская и одна украинская семья. На выходные приезжали в отель местные из Момбасы.
В общем, расовое и национальное неравенство благополучно кануло в лету. Социальное неравенство, напротив, цветет и укрепляется.


В экваториальном и субэкваториальном поясах продолжительность дня не меняется по сезонам, зимой и летом там двенадцать часов на день и ночь. Теменеет к шести-полседьмого вечера.
DSC02502

На одном из вечерних представлений выступил приезжий ансамбль из масаев.

DSC02490
Не сказать, чтобы масаи особо впечатлили – их напевы заунывны и монотонны, танцы крайне бедны движениями, знаменитые их прыжки тоже не ахти что такое. Но посмотреть все равно интересно. Да и странно было бы ожидать музыкальных и хореографических изысков от народа, который застрял в первобытности и принципиально не хочет оттуда выходить.

DSC02492
Впрочем, куда им выходить? В стране большинство либо не имеет работы, либо работает за гроши, а тут стабильный заработок - за счет любителей фольк-стайла. И все довольны: масаи стригут бабло за прыжки с копьями, туристы получают дополнительную развлекуху, этнографы умиляются сохранением дедушкиных обычаев и бабушкиных обрядов. А что тут, спрашивается, хорошего? Ну это как если бы русские до сих пор жили в курных избах и ходили бы в лаптях.

DSC02494

Что хорошо в Кении: хотя «масайство» - раскрученный и доходный бренд, никто из других племен не пытается косить под масаев. Когда я спрашивал у местных – мол, настоящие ли это дикари или просто хлопцы из соседнего села решили подзаработать маскарадом – они искренне не вдуплялись, в чем суть моих подозрений. Мол, с какого перепугу я буду одеваться масаем, если я не масай? Сразу видно, что ребята еще не развращены конвейерным турбизнесом. Вообще в Кении нет всей той однотипной хрени, которая так раздражает на привычных курортах – все эти киоски, браслетики, магнитики, открыточки, футболочки, открывалки в виде фаллоса, надувнушки и прочая тошнотворная поебень. Сувениры кенийцы все еще изготовляют сами, а не завозят из Китая. Одинаковых сувениров мало, почти все сделаны кустарным способом, покупать их по-настоящему интересно.

DSC02045
Представления давались в специальном амфитеатре. Мест хватало всем и всегда, никакой толкучки, никаких срачей за занятые стулья. Анимационная команда... Впрочем, назвать их аниматорами язык не поворачивается. Аниматор – это раздобай в шортах, тамада, массовик-затейник. А эти девушки и ребята (всего человек двадцать-тридцать) устраивали вполне себе профессиональные танцевальные и акробатические номера. Ставили даже мюзиклы «Мама миа» и «Король Лев»– кончено, под фонограмму, но танцы и костюмы были на уровне. А «Король Лев», исполненный под звездным африканским небом, с красивыми и жуткими масками (когда появились гиены, женщины и дети визжали от страха), вообще произвел мозгоразрывающий эффект.

После представления – дискотека, длится она обычно недолго, к половине двенадцатого на данцполе никого не остается, все расходятся по номерам. Атомосфера Кении не располагает гульбенить до утра или, тем более, напиваться. Подвыпившего человека (англичанку) я видел лишь один раз, нажратых – ни разу. Думаю, главная причина – переизбыток ярких впечатлений и положительных эмоций: насыщаясь эндогенными опиатами, мозг не нуждается в алкогольном пришпоривании. Да и просто жаль тратить время на бухло, когда кругом такая красотища.

Днем вся аниматорная активность, все эти гимнастики с водным поло, танцами да конкурсами, сосредточена у бассейнов в зоне «Коле-коле». Там гремит музыка, шумно, весело (кому-то). Синьорита периодически бегала туда, мы же с синьориной предпочитали тихонький «Маридади», лежали себе у спуска к морю на лежаках, любовались берегом.
DSC02404
Наш любимый закуток. Песок, пальмы, лежаки, рядом выход к океану, до ресторана двадцать метров, до бара тридцать метров.
DSC02511


Берег там выполнен в привычном стиле – белый коралловый песок, широченная полоса прибоя, голубая вода, высокие, но вполне приемлемые волны. В нескольких сотнях метрах в море параллельно берегу идет коралловый риф с песчаной косой, обнажающейся при отливе. Температура воды колеблется в пределал 28-32 градусов. Приливы происходят рано утром и вечером часов пять, при отливе в полдень море отступает от силы на полсотни метров, так что до него все равно можно дойти. Мы ездили на косу в донье – лодке-однодревке с балансиром и парусом. Лодочник скромно именовал себя капитаном Леманом (у него был даже свой рекламный слоган – «Не забудьте про капитана Лемана»; повторял он его столь часто, что даже в деменции хрен его забудешь) и требовал за свои услуги пятьдесят евро, сошлись на двадцатке. Коралловый риф при отливе совсем негубоко, опустил голову в воду - и любуйся вволю на кораллы, морских звезд, ежей, рыбок. Можно взять и дайвинговое снаряжение в специальном пункте проката, но нам лично хватало просто масок с ластами.

DSC01731
Белая полоса вдалеке – это королловый риф
DSC01726
В Кении непосредственно побережье, т.е. песчаная полоса перед входом в океан, всегда остается общественным достоянием, отель не может забрать ее в собственность и отгородить. Пройти там вправе каждый. Этим пользуются бичбои, тщательно заботящиеся о том, чтобы отдыхающим не скучно было идти от лежаков до моря. Стоит твоей ноге коснуться песка – на тебя налетают ушлые торговцы.
DSC02507
Верблюды здесь ни в ... ни в Красную Армию.

Если они прямо и незатейливо начинают впаривать какую-то фигню, от них еще просто отмахнуться. Но они, суки, такие затейники и импровизаторы! Например, сперва завязывают светсую беседу, ну там как долетели, добро пожаловать да очень вам рады (охотно верю), прекрасная погода сегодня. А затем невзначай упоминают, что вот дескать у меня дома семеро по лавкам, сыночки и лапочка дочка, они плачут и хотят кушать, не купите ли вы у меня вот эту даром никому не неужную хуйню, чтобы накормить голодных ребятишек. Человеку, как и многим другим животным видам, свойственен инстинкт взаимопомощи (у князя-анархиста Кропоткина это очень подробно и доходчиво описано), поэтому отказать в такой просьбе трудно, - примерно как не моргать при игре «волка боялся?». Это, конечно, напрягает, но только вначале, потом привыкаешь и спокойно и любезно отмахиваешься от этих психологов-самоучек.

Прикупить у них кое-что толковое можно. У одного престарелого масая мы разжилсиь щитом, какими-то шаманскими кисточками и копьем, на котором вырезано стилизованное изображение женщины. Супруга несколько раз бегала на минирынок, затесавшийся в переулочке между двумя отелями, затарилась там какими-то накидочками, парео в зебровской раскраске, браслетиками и еще чем-то там. Некоторые вещи она прибрела в обмен на старое шмотье из нашей «гуманитарки». Один хлопец, по имени Джозеф, рыбачащий по утрам, выпросил у нас все наши шариковые ручки – на школу. Ну, это дело благое.

Щиты у масаев странные. Смахивают на игрушечные, - маленькие, деревянные, хлипкие. Масаи клятвенно заверяют, что это все же не сувениры, а настоящие. Оснований им не верить вроде как нет. Говорят, например, что щиты обтянуты коровьей кожей – и таки да, наш щит до сих пор коровой пованивает. Но какая от них польза, если такой щит можно легко пробить кулаком? Или это просто какая-то общеафриканская любовь к щитам, которая когда-то заставляла зулусов переться, как идиоты, с щитами против британского огнестрела?

Но в любом случае щиты прикольные, купить на память о стране – самое то. Щит, кстати, и на кенийском гербе и флаге изображен.

Недостаток отеля, точнее, даже не отеля, а всей Восточной Африки, как и Одессы – это вода. Воды в Кении катастрофически мало. Та, что есть, непригодна не то что для питья, но даже для стирки – побывав в ней, вещи становятся еще грязнее, покрываются какими-то желтоватыми разводами. Чистить зубы нужно было только водой из бутылок, - благо их в рамках оллинклюзива в барах выдавали неограниченно. Но при всем дефиците воды в отеле день и ночь журчат фонтанчики и брызгаются поливалки, чтобы туристы могли прохлаждаться в тенечке.

Продолжение следует