?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нашел пару фотографий с прошлого лета, когда, гостя у родителей в Солнечном Береге, воспользовался оказией побывать набегом во втором Риме, сиречь Константинополе.
Посещение "Римов" у меня волею судьбы получается в обратном порядке: Третий Рим я лицезрел аж в девяносто лохматом, Второй предстал предо мною в прошлом году, а Первый дожидается меня в будущем - весною грядущего года.
Итак, Святая София.

Воздвигли это чудо в шестом веке, в правление императора Юстиниана. Осмотрев по окончанию строительства храм, император воскликнул: "Я превзошел тебя, Соломон!" Фаллометрия в те времена измерялась размерами и величественностью религиозно-культовых сооружений.
Согласно "Повести временных лет", храм Софии в Константинополе сыграл не последнюю роль в обращении России в христианство греческого образца. Послы Владимира, объездившие мусульманские и католические страны на предмет ознакомления с тамошними религиозными обыкновениями, так описывали свои впечатления от посещения юстинианова шедевра:

"Ходили в Болгарию (Волжскую), смотрели, как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса; сделав поклон, сядет и глядит туда и сюда, как безумный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли мы к немцам, и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали – на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, – знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать». Сказали же бояре: „Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей». И спросил Владимир: „Где примем крещение?». Они же сказали: „Где тебе любо».

Креститься Владимиру было любо в Крыму, в Херсонесе. Вот где неперменно нужно мне еще побывать...
В 1453 году Константинополь пал, султан вперся на коне в Софию и обратил ее в мечеть, чтобы "стоять без пояса, сделав поклон, глядеть туда и сюда как безумный"; впрочем, София и в оскверенном виде сохраняла следы былого его величия. Николай Гумилев, посетивший Константинополь по дороге в Абиссинию, счел возможным тихо помолиться в этом омечетенном храме, о котором он писал так:

"Мы откинули повешенную в дверях циновку и вошли в прохладный, полутемный коридор, окружающий храм. Мрачный сторож надел на нас кожаные туфли, чтобы наши ноги не осквернили святыни этого места. Еще одна дверь, и перед нами сердце Византии. Ни колонн, ни лестниц или ниш, этой легко доступной радости готических храмов, только пространство и его стройность. Чудится, что архитектор задался целью вылепить воздух. Сорок окон под куполом кажутся серебряными от проникающего через них света. Узкие простенки поддерживают купол, давая впечатление, что он легок необыкновенно. Мягкие ковры заглушают шаг. На стенах еще видны тени замазанных турками ангелов. Какой-то маленький седой турок в зеленой чалме долго и упорно бродил вокруг нас. Должно быть, он следил, чтобы с нас не соскочили туфли. Он показал нам зарубку на стене, сделанную мечом султана Магомета; след от его же руки омочен в крови; стену, куда, по преданию, вошел патриарх со святыми дарами при появлении турок".

Сейчас внутри даже еще лучше: храм теперь ни нашим ни вашим - не церковь и не мечеть, а музей. Исчезли ковры, циновки, расчищены фрески, никакой чудила не норовит надеть или, наоброт, стащить с тебя обувь. А патриарх, который, по легенде, вошел с молящимся народом в стену и выйдет обратно, когда Константинополем снова овладеют христиане, все еще ждет своего часа. Дождется ли? Сколько благоприятных моментов было упощено: 1829, 1878, 1917.... Это только русские попытки. А ведь еще и греки чего то хотели, сразу после первой мировой, но получили люлей от Ататюрка. Может, не судьба? Кто знает, кто знает.... Достоевский, не последний, согласитесь, дурак, писал в своем блоге за 1877 год, что Константинополь рано ли, поздно ли, а должен быть наш.

Со святой Софией невежественная часть туристов нередко путает другой архитектурный шедевр - т.н. Голубую мечеть, воздвигнутую на доброе тысячелетие позже Софии. Тут уж нет ничего нашего, родного, Восток такой Восток:

Несмотря на все старания Ататюрка и других адекватных турок, Констанинополь все еще остается слишком азиатским (даже в европейской своей части), слишком османским. Все еще тоненькой ледяной корочкой лежит европейскость на беспокойных мусульманских потоках, норовящих соравть ее и унести прочь.
Но все же Константинополь, конечно же, красив. Особенно Босфор.


Снова послушаем Гумилева:
"Опять эта никогда не приедающаяся, хотя откровенно-декоративная красота Босфора, заливы, лодки с белыми латинскими парусами, с которых веселые турки скалят зубы, дома, лепящиеся по прибрежным склонам, окруженные кипарисами и цветущей сиренью, зубцы и башни старинных крепостей, и солнце, особенное солнце Константинополя, светлое и не жгучее".

Не жгучее - это, кончено, как кому повезет. А так - все верно.


Как уже япоминалось, осматривал я Второй Рим налетом, поверхностно, так что при случае нужно будет заглянуть сюда еще раз.
Когда бы только время на все найти..