?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Казак и в Африке казак

Прочитал книгу несчастного - ибо, как писал Карамзин, злодейство есть несчастие - атамана Краснова "Казака в Абиссинии". Просто и без затей рассказывает автор о том, как в звании сотника лейб-гвардии Атаманского полка командовал конвоем русского посла в Абиссинию, к императору Менелику II.



Помнится, в одном из самых ранних КВНов пародировали песню Розенбаума, изображая казаков в Африке:

"А на дворе термитники,
Гуляй да пой станичники!
Ползет зеленый крокодил,
Гуляй да пой, казачий Нил!"

Интересно, знали ли авторы породии, что нечто подобное уже придумывалось и пелось - причем как раз казаками и как раз в Африке?
Когда конвой проходил мимо реки Аваш, что между Аддис-Абебой и Джибтуи, казаки пели песню "За Уралом, за рекой", изменив название реки соответственно актуальному на тот момент географическому положению:


За Авашем, за рекой
Казаки гуляют
И каленою стрелой
За Аваш пускают.
Гей, гей, ты гуляй!
За Аваш пускают.
Казаки не простаки,
Вольные ребята,
Как по шанкам тумаки.
Все живут богато.
Гей, гей и т. д.
Они ночи мало спят:
В поле разъезжают,
Все добычу стерегут,
Свищут, не зевают.
Гей, гей и т. д.
Итальянские купцы
едут с соболями,
Ну-те, братцы, молодцы
Пустим со стрелами.
Гей, гей и т. д.
Всю добычу поделим,
Славно попируем,
Сладко выпьем, поедим,
Все горе забудем.
Гей, гей и т. д.
Наш товарищ -- острый нож.
Шашка лиходейка,
Пропадем мы ни за грош,
Жизнь наша копейка.
Гей, гей и т.д.
Наша шайка не мала,
Все мы без паспорта,
Кто нам в руки попадет,
Всех отправим к черту!...
Гей, гей и т. д.

Песня эта есть и в "донском" варианте. Кто еще помнит гайдаровскую "Школу" - ее распевает пьяный Федька Сырцов, заменив "казаки гуляют" на "красные гуляют".

Поминаемые в песне "итальянские купцы", неизвестно из какого питомника утащившие в Африке соболей (хотя и Краснов сам отличился - на голубом глазу писал о термитниках, поврежденных муравьедами!), - это, конечно, отголосок эпического фейла, который незадолго до того постиг Италию: впервые в мировой истории европейская держава была разбита африканской, да не просто разбита, а наголову, раскатана в блин и опущена ниже плинутса. Достаточно сказать, что Италия платила Эфиопии репарации, за что итальянского короля прозвали "данник Менелика".

Воздавая должное отваге и выносливости абиссинских солдат, Краснов все же замечает, что победа имела и отрицательное следствие, а именно охладила желание эфиопов учиться у Запада, перенимать новые технологии, проводить реформы, модернизировать армию и государственный аппарат, вводить образование, медицину и проч. Даже попытка провести телефонную линию вызывала глухое сопротивление. В самом деле, к чему учиться у белых, вон как мы их раскатали! А сунутся еще раз - опять побьем, не впервой.

Да, прав был Ницше: победа делает победителя глупым. Есть пример тому и из отечественной истории - после победы над Наполеоном все рефораторские начинания ("дней Александровых прекрасное начало") были тихо свернуты, Россия застыла в величии и славе - до самой Крымской войны...

Любопытно и отрадно при чтении книги Краснова наблюдать, как презрительное, расистское отношение к "черным дикарям" по мере путешествия сменяется на принятие и уважение чужой культуры, пусть и отсталой, но живой, самобытной и способной к дальнейшему развитию. Он проводит параллели в истории России и Эфиопии, сравнивает себя и своих товарищей с европейскими послами при московских царях XVII века.

И еще совершенно справедливо пишет, что Абиссинии необходимо появление своего Петра Великого.

Увы, не всегда на сцену истории выходит тот, кто в данный момент нужен. Да и слишком запоздала Эфиопия, выдержала тяжелых ускорений двадцатого столетия. Менелик II соответствовал нашему Ивану III - объединил разрозненные владения в единое государство. А вот на Ивана Грозного, на Петра Первого времени история для Абиссинии уже не отвела. Последний потомок Соломона и царицы Савской Хайле Селасие больше смахивал на Алексея Тишайшего или на Николая II (чью судьбу он в конце концов и разделил).