?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я давно подозревал, Россия - та же Африка, только заброшенная насмешливыми богами в ледяные края. На днях, перечитывая Ивана Ефремова, я нашел тому доказательство.
Иван Ефремов

Кто читал Ивана Антоновича, тот знает, что его герои обладают патологической склонностью при малейшей возможности накидываться друг на друга с коротенькими - минут на сорок - лекциями по различным областям знания. И вот в рассказе "Алмазная труба" один из персонажей, пользуясь оказией, объясняет товарищам:

"Средне-Сибирское и Южно-Африканское плоскогорья обладают поразительно сходным геологическим строением. Там и здесь на поверхность прорвались колоссальные извержения тяжелых глубинных пород; Извержения были одновременными и у нас и в Южной Африке, где они закончились мощными взрывами скопившихся на громадной глубине газов. Эти взрывы пробили в толще пород множество узких труб, являющихся месторождением алмазов".

Что характерно - Ефремов оказался абсолютно прав: немного лет спустя после публикации рассказа в Сибири действительно были обнаружены алмазные месторождения. Практика - критерий истины.
Л.А.Попугаева, Н.Н. Сарсадских, А.А. Кухаренко. Эти люди нашли стране алмазные месторождения. У кого-то есть более креативные проекты?


Конечно, указать, что алмазы в Сибири есть - это еще даже не полдела. Важно догадаться, где именно их искать. Ефремов, опять-таки по аналогии с Южной Афикой, указал в качестве ориентра кроваво-красные минералы - пиропы, неизменно "сопровождающие" алмазы в кимберлитовых трубках.

А примерно за сто лет до этого было успешно применено обратное рассуждение. Только не по поводу алмазов, а по поводу золота. И аналогии проводились между Уралом и Восточной Африкой: одно похоже на другое, и то, что позволяет найти золото на Урале, поможет найти его и на Черном контитенте.

Золото искал правитель Египта Мухаммед-Али. Сын мелкого албанского помещика, выдвинувшийся во время наполеоновских войн и достигший должности султанского наместника, он предпринял последнюю отчаянную попытку модернизировать Египет, сделать его полноценным государством и предотвратить его превращение из османской провинции в английскую колонию. Номинально признавая сузеренитет султана, он проводил самостоятельную внешнюю и внутренниюю политику, о сути которой позволяет судить тот факт, что его любимыми историческими героями были Петр Первый и Наполеон. Подобно своим кумирам, Мухаммед-Али был прост в общении, презирал веками установившийся этикет, не колебаясь прибегал к жестоким мерам (в 1811 году по его приказу единовременно было вырезано 600 мамлюков) и много воевал. Еще он заботился о просвещении, при нем в Египте завели школы, типографию, газету. Армию и государственный аппарат он стремился перестроить по передовым европейским образцам.
Вице-король Мухаммед Али Египетский. И не скажешь по виду, что сильно большой реформатор...

Реформы требовали денег, которых, как это обычно происходит, остро не хватало. И вот тут правителю пришлось на своем опыте убедиться, что ученье - свет. Сам он правда, не сильно блистал в науках - писать так и не научился, читать стал только на склоне лет, да и то плохо. Но все-таки из старинной арабской рукописи ему удалось узнать о золотых россыпях в стране Фазоглу, к югу от недавно завоеванного им Судана. Не там ли располагалась страна Офир, откуда привозили несметные сокровища царю Соломону и где правила легендарная царица Савская?
Мухаммед-Али лично отправился в поисковую экспедицию в Фазоглу, но - unsonst, как выразился бы Порфирий Петрович.

Оставалась надежда, что поблизости все-таки есть богатые залежи, но чтобы их найти, требовался квалифицированный специалист. Мухаммед-Али обратился с просьбой о присылке толкового горного инженера к русскому императору Николаю I.

Почему именно к русскому? С англичанами и французами у египетского вице-короля отношения были напряженные.  Вице-король монополизировал торговлю рядом наиболее выгодных товаров, в том числе и кофе. Вдобавок он спускал на тормозах переговры с англичанами о строительстве железной дороги, а с французами - о прорытии канала через Суэцкий перешеек. Обращаться к султану тем более не имело смысла. А вот империя Российская... Во-первых, у нее напряженные отношения как раз с султаном, Францией и Британией ((Крымская война была не за горами!) что делает ее естественным другом нильского повелителя. Но главное даже не в этом.

Дело в том, что Россия по добыче золота в те времена стояла на первом месте! На старом, как мир, Урале, на таинственном Алтае, на необъятных просторах Сибири находили все новые и новые месторождения, добыча из которых была в несколько раз больше, чем во всех остальных странах, вместе взятых. Люди, приноровившиеся с полпинка находить россыпи в российских глухоманях, вполне могли бы справиться с аналогичным заданием в Африке.

Николай Павлович не остался глух к просьбе Мухаммеда-Али. В Египет была направлена команда уральских и сибирских штейгеров и рудокопов во главе с Егором Петровичем Ковалевским.
Егор Петрович Ковалевский (1809-1868), первый русский исследователь Африки

Этот человек уже имел опыт золотодобычи на Алтае и Урале. В 1837 году его посылали искать золото для дружественных России черногорцев. Правда, в Черногории он вместо геологоразведочных работ оказался втянутым в небольшую, но кровопролитную войнушку братьев-славян с австрийцами. Не без помощи и советов русских "геологов" черногорцы раскатали австрийский отряд в блин. Это было чревато дипломатическими осложнениями и хорошей нахлобучкой от Николая Павловича, который, хоть и сочувствовал черногорцам, но настолько широких полномочий русским геологам не давал. По совету князя Горчакова Ковалевский составил на имя императора обстоятельную записку, в кторой разъяснял, что оказался втянутым в конфликт совсем случайно. На записке Николай Первый вывел резолюции: "Игорь Стрелков Капитан Ковалевский действовал как истинно русский". В 1839 Ковалевский отличился в Хивинской экспедции графа Перовского, выдержав с небольшим отрядом смельчаков осаду превосходящих сил противника в каком-то старом полуразрушенном укреплении, питаясь одной кониной.

Именно такой человек - знающий горный инженер и опытом практической работы и в то же время, когда потребуется, бесстрашный воин - как нельзя лучше подходил на роль руководителя первой русской экспедиции на Черный материк.

Семья Ковалевских вообще оказалсь богатой на талантливых государственных мужей. Один из братьев Егора, Евграф, впоследствии был министром народного просвящения. Другой брат, Николай, полностью посетил себя военной службе, стал генералом, принимал участие в Крымской и Кавказской войнах.

В декабре 1847 года русские прибыли в Каир, где Ковалевский пару раз встретился с Мухаммедом-Али и окончательно обговорил план экспедиции. Попутно они обсудили еще несколько тем, в том числе проект построения плотины на Ниле, реализованный спустя сто с лишним лет. От Ковалевского не укрылась ни могучая воля, ни широкий кругозор вице-короля. Но одновремнно он отметил первые признаки надвигающияся болезни, равно как и неспособность Мухаммеда-Али на долговремнные усилия: задавшись какой-то целью, предприняв энергичные шаги и достигнув первых впечатляющих результатов, вице-король как будто остывал, бросал дело на полпути, так что многие из его благих начинаний так и не были доведены до конца, а некоторые, такие как школы, после его смерти и вовсе были заброшены. Как следствие, Египет при его приеемниках попал под английское господство...

Но все это будет потом, а тогда, в начале 1848 года, экспедиция отправилась на юг. На лодках шли по Нилу вплоть до города Куруску, где пришлось сойти и обходить пороги по страшной безжизненной Большой Нубийской пустыне. После тяжелого обхода Ковалевский и его спутники продолжили путь на барках и вское достигли Хартума - города на месте слияние Белого и Голубого Нила. К югу лежала страна Сенар, покрытая саванами и лесами, наполненных диковенными африканскими животными. В Сенрае Ковалевский открыл и описал новый вид пальмы.

Далее путь лежал в приток Голубого Нила - реку Тумат. Впервые на берег этой реки вступала нога европейца.

Изучив местность, русские заметили, что она по своему геологическому строению и характером залегания золотосодержащих пород очень походила на уральские реки Пышма и Миасс. Немедленно присутпили к поиску. Горноразведчики шутя находили злолото в зеленокаменных породах на берегу Тумата. Вскоре Ковалевский поставил здесь золотообогатительную фабрику, оборудованную машинами, на которые турки и арабы смотрели как на какое-то чародейство.

Успех был полным, но Егор Ковалевский и не думал останавливаться. Он задумал проникнуть дальше на юг, к сказочным Лунным горам, обозначенным на карте Птолемея и никем из европецев еще не виденных, к истокам Нила, где, согласно арабской пословице, наичинался рай. И еще - там была Эфиопия, страна воинственных галла, нападения которых на обогатительную фабрику Ковалевский не переставал опасаться; Эфиопия - таинственная страна черных христиан в окружении магометан и идолопоклонников; Эфиопия - прародина великого Пушкина.

Мог ли Ковалевский остановиться на полдороги? Дальнейшее путешествие было неизбежным

Продолжение следует

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
(no subject) - oduvan_wordik - Sep. 28th, 2014 08:14 am (UTC) - Expand
muennich
Sep. 28th, 2014 08:35 am (UTC)
Охотно. Записал.
(no subject) - anna_02051990 - Sep. 28th, 2014 11:34 am (UTC) - Expand
muennich
Sep. 28th, 2014 11:52 am (UTC)
Спасибо на добром слове.
( 4 comments — Leave a comment )