?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В поисках рая. Часть 3



Тот мультяшный чудо-остров из нашего детства, где лето круглый год и жить на котором легко и просто - это, конечно же, ничто иное как рай. Так что "Катерок" можно было бы обвинить в религиозной пропаганде. Правда, главный герой мультика, хоть и неодушевленный, делает по-настоящему духовный выбор - предпочитает вернуться на заснеженную и скованную льдами Родину. Умей "Чижик" разговаривать - наверняка на обратном пути он цитировал бы Есенина:

"Если крикнет рать святая:
Кинь ты Русь, живи в раю -
Я скажу: не надо рая,
Дайте Родину мою".

Так что религиозный посыл мультика отходит на второй план перед торжеством патриотизма.
Но даже патриотов нет-нет да и потянет в рай, а земной рай. Классик патритизма, римский поэт Гораций, автор изречения Dulce et decorum est pro patria mori (Сладостно  и красиво умереть за Отечество), в 16 своем эподе признается:

Манит нас всех Океан, омывающий землю блаженных.
-
И выступает с призывом:

Найдем же землю, острова богатые,
Где урожаи дает ежегодно земля без распашки,
Где без ухода вечно виноград цветет,
Завязь приносят всегда без отказа все ветви маслины
И сизым плодом убрана смоковница;
Мед где обильно течет из дубов дуплистых, - где с горных
Сбегают высей вод струи гремучие.


Еще до Горация на острова блаженных собирался отплыть уставший от гражданских войн римский полководец Серторий (и жаль, что так и не собрался - погиб ни за понюшку в войне с Помпеем Великим). Судя по тому, что сообщает о нем Плутрах, Сертория влекли Канарские острова. Однако не менее популярным направлением поиска земного рая являлся юг, а именно Индийский океан ("Эфиопское море").

Этот океан буквально напичкан райскими островами - и реальными, и вымышленными. Еще шумеры помещали там страну Дилмун, в которой нет страсти, нет болезней, волк не убивает ягненка, женщины не знают родовых мук. Согласно Диодору Сицилийскому, Эвгемер Мессенсикй, советник македонского царя Кассандра, совершил плавание к берегам Аравии и далее на юго-восток, где он обнаружил прекрасный остров Панхею. "Священная запись", изложеная Диодором в пятой книге его "Исторической библиотеки", сообщает о Панхее. Там растет множество деревьев, "радующих глаз" и приносящих обильные плоды, там есть и финики и кокосы, там широкие луга и густые заросли винограда, там бьет источник со сладкой водой (уж не с колой ли?), там собран животный мир с Азии и Африки (включая львов). Недра острова богаты золотом, серебром, медью, оловом и железом. Социальное устройство Панхеи подозрительно похоже на коммунистическую утопию Платона; только у Платона всем управляют партийные функционеры философы, а у Эвгемера - жрецы, потомки переселенцев с Крита (интересно, читал ли об этом Тур Хейердал? Можно было бы сделать неплоху. реконструкцию о морских связах минойской и древнеиндийской цивилизаций). Частной собственности нет, все сдают продукты труда жрецам, а те распределяют их по справедливости. Все на острове счастливы и равны, но жрецы, как положено, еще равнее: "Жрецы значительно превосходят всех прочих изнеженностью, а также чистотой и прочей роскошью: одеваются они в одежды из необычайно мягкого и тонкого льна, а иногда и в одеяния из очень мягкой шерсти, на головах носят шитые золотом митры, на ногах — разноцветные сандалии искусной работы, причем носят и золотые украшения, как и женщины, за исключением серег. Занимаются они главным образом служением богам, прославляя их в гимнах и славословиях, повествуя в песнях о свершениях богов и об их благодеяниях, оказанных людям".

Во второй книге все того же Диодора Сицилийского приводится свидетельство греческого писателя Ямблуа о том, как он совершил путешествие на корабле от берегов Аравии на юго-восток и нашел там Солнечный остров, на котором все было идеальным: и климат, и флора и фауна, и - разумеется - социальное устройство. Там полнейший коммунизм, нет накакой частной собственности, личные интересы подчинены общественным. Нет частной собственности - нет и конкуренции и соперничества, островитяне не раздираемы междоусобиями и заботяться только о всеобщем согласии. Они поклоняются Солнцу; у них введена общность жен и детей; и еще у них раздвоенный язык, благодаря чему они без проблем могут шпрехать сразу на двух мовах. За вычетом трех последних особенностей, описание Ямбула стало образцом для всех грядущих утопий: не только Томас Мор, не только Кампанелла с его Городом Солнца, но даже Незнайка в Солнечном городе - все это оттуда.


По Индийскому океану шастал и Синбад-мореход, каждый раз и через раз натыкаясь на прекрасные цветущие острова. Еще более психоделичным было странствие другого персонажа "Тысячи и одной ночи", царевича Булукии, который, бродя по морю аки посуху (благодаря специальному волшебному соку, которым он натирал ноги) открыл с добрый десяток райских островов, в том числе и тот, на котором произрастал запретный плод, беседовал со змеиной султаншей, обедал с царями джинов и пробовал снять перстень с мертвого царя Сулеймана.  Вообще, только прочтя сказку о Булукии, можно в полной мере осознать, какой мощный на Востоке гашиш.

Но то все-таки сказки, а вот в Европе вполне себе ученые люди сообщали о райских землях в Индийском океане. В 13 столетии епископ Джованни Мариньоли из Флоренции рассказывал, что пропыл из Южной Аравии на остров Цейлон, расположенного, по его мнению, напротив рая. "А от Цейлона до рая, как уверяют местные жители, ссылаясь на предания отцов своих, — сорок итальянских миль. Так что, говорят они, слышен здесь шум вод, текущих из Райского ключа", - писал епископ. Миссонер Журден де Северак в 1329 году составил "Описание чудес в Индии Наибольшей"., где указывалось:"...между Индией и Эфиопией, ближе к востоку, расположен рай земной и из него вытекают четыре райские реки, а в этих реках великое множество драгоценных камней и тьма золота". Колумб во время своего третьего путешествия, все еще полагая, что он болтается где-то по индийским морям, принял устье Ориноко за предверие рая, который, как он писал испанской королевской чете Фердинанду и Изабелле, "лежит на вершине в той части земли, которая имеет вид выступа, подобного выпуклости у черенка груши", причем "никому не дано попасть туда без божьего соизволения". Земля в виде груши - кто из нынешних фэнтезийных авторов додумается до подобного?

В 1881 году англичанин Чарльз Гордон объявил земным раем Сейшельские острова. Главным его аргументом у него была произрастающая там пальма с гигантскими тяжеленными кокосами, которые снаружи имеют форму сердца, а будучи очищенным от кожуры, становится похожим - сюрприз! - на женские бедра. Ну что это как не плод с древа познания?! А еще в Индийском океане есть остров Маврикий, о котором Марк Твен говорил, что бог сперва создал этот остров, а потом только рай, взяв Маврикий за образец. А Мадагаскар? А...
Ну, пора малость притормозить. Все-таки и Сейшелы, и Маврикий, и Мадагаскар довольно далеки от Индии и Цейлона, в то время как большинство источников указывают, что райские земли расположены довольно близко к ним. А из реальных географических объектов под этому признаку соответствуют Мальдивские острова....

Похожи ли Мальдивы на рай? Говорят, что да. Впрочем, лучший путь познания - это опыт. Если ничего не помешает, я надеюсь послезавтра быть на Мальдивах и там на месте разобраться, что к чему.

Только бы не помешал опять проклятый капитализм, а то вон железнодоржники и пилоты грозятся стачкой.