?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Да, в истории России был один видный деятель, который таки пахал на галерах.
Пахать на галерах - это примерно так.


В совесткой историографии ему отводилось значительное место: предводитель Первой крестьянской войны в России, Иван Исаевич Болотников стоял в одном ряду с такими знаковыми персонажами, как Разин и Пугачев. Даже на их фоне Болотников смотрелся выдающейся личностью. В самом деле, никогда после него восставшие не бывали так близки к успеху; никогда они не осаждали столицу; никогда не приходилось выступать против них под персональными царскими штандартами.

Тем не менее, известность Болотникова в народе, его представленность в книгах и фильмах была всегда на порядок ниже, чем у Разина и Пугачева (кино про него, кажется, так и не сняли). Одна из причин - скудость биографических сведений: не сохранилось не только его изображений, но даже описаний наружности, за исключением известия голландского посланника Исаака Массы - "он был детина рослый и дюжий" ("store groot kerel"). О происхождении Болотникова, его социальным статусе тоже нельзя сказать ничего внятного. Известно, только, что он был "холопом" князя Андрея Телятевского, но слово "холоп" могло обозначать кого угодно - от крепостного крестьянина до личного секретаря или вооруженнного телохранителя ("боевого холопа"). Судя по тому, как лихо потом Болотников воевал, как мастерски оборонял крепости и как борзо гонял по Подмосковью царских воевод, боевой опыт у него должен был быть немалый.

Первый достоверный факт его биографии - Болотников был взят в плен татарами и продан в рабство туркам. В те времена русские и польские пограничные рубежи ("украины", т.е. окраины) регулярно подвергались набегам крымских и ногайских хищников. Для татар это были не просто военные походы - это была основа их экономики.

Я уже неоднократно указывал на ряд черт, роднящих Россию с Африкой. Вот еще одна: как и Африка, наша Родина служила источником для самого выгодного и самого популярного гешефта в мировой истории - работорговли. Сколько бы ни писали в учебниках по экономике о том, что самый хороший работник - это тот, кто заинтересован в результате своего труда, на самом деле нет и не может быть ничего выгоднее, чем заставить человека пахать на себя задаром. Эксплуататоры во все века это хорошо знали и при малейшей возможности старались воплотить сию бизнес-стратегию в жизнь. Потому рабство и работорговля сопровождали человечество во все периоды его истории - от античности до Нового времени.

Самим татарам рабы были не сильно нужны - слишком примитивен был у них экономический уклад. Но зато пленников можно было продавать своим более развитым покровителям - османам. Турецкие владения были тут же, под рукой, по южному побережью Крыма. Феодосия (Кафа), Хазлев (Евпатория) служили главными невольничьми рынками. А еще шла бойкая торговля в Бахчисарае, Карасубазаре, Тузлери. По Черному морю к крымским берегам шли корабли с тканями, оружием и лошадьми; обратно уходили они с трюмами, до отказа забитыми живым отваром. Турецкие, арабские, греческиие, армянские, иудейские купцы развозили несчастных по всем подвластным "царю-салтану" странам, от Египта до Марокко.


Остатки крепости в Кафе (нынешняя Феодосия). Одно из самых страшных и значимых мест в истории нашего народа. "Этот город, ненасытная и беззаконная пучина, кровь нашу пьющая, лежит в удобном для морской торговли месте"


Крымские и ногайские татары, будучи кочевниками, не знали ни земледелия, ни ремесел. Все, что нужно было для жизни, они могли получить либо сразу в виде добычи, либо в обмен на добычу. На захваченных пленниках строилась даже налоговая система крымского ханства - хан устанавливал налог по столько-то копеек за каждого пленника. Под залог будущих невольников татары брали кредиты. Богатство и бедность определялись количеством "ясыра" - военной добычи. В удачные годы количество угнанных людей измерялось десятками тысяч.

Пользуясь непрерывной враждой России и Польши, крымчаки разоряли набегами и ту и другую. "Королевский", т.е фактически украинский "товар" котировался на этой людоедской бирже выше, поскольку "московские" считались народом коварным и склонным к побегам. Заключая "союзы" то с королем против царя, то с царем против короля, татары попеременно опустошали русские и польские рубежи, не опасаясь походов возмездия. К тому же за их спиной стояла Блистательная Порта, которую все в тогдашней Европе боялись как огня.

Рано или поздно эта лафа должна была закончиться. Но присаженные на работорговую иглу татары не желали об этом думать. Как следствие, экономика не развивалась, не было прогресса ни в искусстве, ни в ремеслах, ни в политическом устройстве. Даже военное дело, сведенное к тактике рабойничьх набегов, пребывало в застое, и татар спасала только труднодоступность Крыма для больших армейских контингентов и покровительство султана. Когда в восемнадцатом столетии русские коммуникации были доведены до Таврии и Перекопа, ханство пало без особого сопротивления.

Но это будет потом. А пока Болотников в числе других пленных был отправлен в Турцию. Условия, в которых находились перевозимые невольники, ничуть не отличались от тех, в которых транспортировали африканцев: теснота, голод, жажда, антисанитария, массовый мор. Но едва ли те, кто выживал, не завидовали умершим.

Галеры в битве при Лепанто

Участь раба, в любом случае, была незавидной. Но больше всего люди страшились попасть на галеры. Яворницкий в своей "Истории запорожских казаков" так описывал условия галерной (в буквальном смысле - каторжной) службы:

"Но самое ужасное положение было тех взрослых мужчин-невольников, которые попадали на турецкие суда-кадриги или галеры, называвшиеся у запорожских Козаков каторгами. Здесь их было не меньше, как и на общественных работах в городах: "На всех военных судах турок,- пишет православный серб Юрий Крижанич,- не видно почти никаких других гребцов, кроме людей русского происхождения". Галерою называлось большое морское судно на три паруса, два тента, три больших и четыре малых пушек, для 450 человек среднего числа людей экипажа, с 25 или 30 скамьями для гребцов. "Это было первобытное латинское судно- вроде того, какое можно видеть на колонне Траяна; века внесли в него мало усовершенствований. Вообразите себе плоское, длинное, очень узкое, очень низкое двухмачтовое судно, длиною почти 50 метров, шириною 10 метров, идущее в одно время и на веслах, и на парусах. Гребцы, в числе около 300, сидели прикованные на 25 или 30 скамьях, пересекавших и заграждавших палубу на половину с левой, на половину с правой сторон. Пять или шесть гребцов на каждой скамье приводили в движение одно весло, которое опиралось на подставку, торчащую сверх палубы. Левые скамьи отделялись от правых проходом -узким помостом, служащим для перехода с задней части в переднюю. В этом проходе, более возвышенном, нежели скамьи, прогуливался галерный пристав ("баша турецький, бусурманський, недовiрок християнський"), с кнутом в руке (в думах -"з червовою таволгою"), управляя невольниками, прикованными под его ногами. Волны постоянно хлестали галерных невольников, прикованных к очень низкой палубе и обнаженных во всякую погоду до пояса. Спали и ели они по сменам, не оставляя своих скамей и не останавливая хода своей галеры. Они не знали никакого отдыха, даже в праздники, не имея никогда права протянуться, переменить место, уйти на минуту от этой холодной скамьи. Единственно возможный отдых был для них тогда, когда корабль входил в гавань для поправок или для того, чтобы запастись съестными припасами. Тогда позволялось нескольким каторжникам, не всем без различия, но привилегированным, дворянам, потому что в числе галерных невольников были и дворяне,- работать в гавани над земляными и очистительными работами."


Но Болотникову повезло: судно, на котором он пахал как раб на галерах рабом на галерах, неудачно атаковало немецкий торговый корабль и было им захвачено. Освободители привезли Болотникова в Венецию, где он некоторое время приходил в себя на немецком торговом подворье (Фондако деи Тедески). Оттуда он через Германию отправился в Польшу, чтобы, по выражению автора "Московской хроники№ Конрада Буссова, "разузнать там про удивительные перемены, которые произошли на его родине в его отсутствие".

Фондако деи Тедески. Снимок сперт позаимствован из блога Сергея Ворбьева http://sergeyurich.livejournal.com/

А перемены и впрямь были удивительные и немалые. О них и о дальнейшей карьере Болотникова мы поговорим в следующий раз.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
florinda_doc
Mar. 21st, 2015 12:25 pm (UTC)
Спасибо за интереснейшие факты. Случайно наткнулась на Ваш журнал, и не могу оторваться.
muennich
Apr. 24th, 2015 07:26 pm (UTC)
Спасибо на добром слове)
( 2 comments — Leave a comment )