?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Город, дом многоколонный,
Залы, храмы, лестниц винт,
Двор, дворцами огражденный,
Сеть проходов, переходов,
Галерей, балконов, сводов,
Мир в строеньи: Лабиринт!




Согласно Платону, Атлантидой правило целых десять царей, каждый в своем уделе, один (как потомок первенца Посейдона и Клио) считался самым главным, но в целом государственное устройство было федеративным,или даже конфедеративным, с явным олигархическим душком: "Каждый из десяти царей в своей области и в своем государстве имел власть над людьми и над большей частью законов, так что мог карать и казнить любого, кого пожелает; но их отношения друг к другу в деле правления устроялись сообразно с Посейдоновыми предписаниями, как велел закон, записанный первыми царями на орихалковой стеле, которая стояла в средоточии острова - внутри храма Посейдона. В этом храме они собирались... чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд".
На Крите тоже, судя по всему, был царь был не один: помимо Кносса, хорошо известны дворцы-лабиринты В Малии, Фесте и т.д. Но Кносский дворец - самый большой, наиболее изученный и наиболее плотно облепленный массами туристов.


Популярность Кносского дворца проистекает еще из того, что он достаточно хорошо сохранился, позволяя туристам глазеть на действительно живописные остатки древнего здания, а не на кучу камней и стертый фундамент, которые приводят в восторг только профессиональных археологов. В этом заслуга Артура Эванса: раскапывая Кносский дворец, он заодно малость подреставрировал его, исходя из своих представлений о том, как тут все могло когда-то быть. В наше время за такие раскопки руки бы вырвали с корнем, а тогда ничего, считалось допустимым. Да и кто бы рискнул упрекнуть в чем-нибудь человека, нашедшего не какое-то там верхнежопское городище а - шутка ли! - лабиринт Минотавра!


Яркий мрамор, медь и злато,
Двери в броне серебра,
Роскошь утвари богатой,
И кипенье жизни сложной,
Ночью тайной, днем тревожной,
Буйной с ночи до утра.


Знаменитая фреска тавромахии - борьбы с быками, предшественницы испанской корриды, хотя и менее кровавой (с бычьей точки зрения): быка не надо убивать, через него надо только перепрыгнуть. Но на Крите быков все-таки убивали - во время религиозной церемонии. Исполнял ее сам царь-минос, который, подобно многим древним владыкам, по совместительству подрабатывал верховным жрецом. Кстати, цари платоновской Атлантиды тоже перед совместными заседаниями отлавливали и закалывали быка. Только пользовались они ножом, в то время как на Крите применяли
священный топорик с двойным лезвием - лабру, от которой и пошло название Лабиринт.


А может, лаброй убивали не только быков, но и людей. Возможно, во время человеческих жертвоприношений минос надевал маску быка. Отсюда и родилась красивая жуткая легенда о Минотавре, спрятанном в глубине Лабиринта и пожирающего насильно доставляемых ему людей.


Конечно, мифология не больно достоверный источник для исторических реконструкций. Но представляется почти несомненным, что за внешней величественной ласковой красотой минойской цивилизации (как и всякой другой) скрывались насилие, страдание и гибель невинных людей.


На фреске, предположительно, один из минойских царей-жрецов.
Крит, таким образом, был державой теократической. Теократия, наряду с тавромахией - еще одна черта, общая у минойцев и платновских атлантов. А третья такая черта - талласократия, то есть господство на море.


«Верфи были наполнены триерами и всеми снастями, - говорили Солону саисские жрецы, видимо, сгоряча модернизировав минойские корабли, которые, конечно, до триер еще не дотягивали, -так что всего было множество... и самая большая гавань была переполнена кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы, и притом в таком множестве, что днем и ночью слышались говор, шум и стук».
Торговля рождала богатство, а богатство, как считал Платон (и как оно и есть) развращало нравы. Атлантов (минойцев) оно развратило настолько, что лопнуло терпение у самого Зевса.


«И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы, ... помыслил о славной роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы они, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из их обителей... и обратился к собравшимся с такими словами....»

На этом месте у Платона кончилась трава, и он так и не написал, с какими словами обратился Зевс. Но ясно, что боги что-то напутали и звезданули заблудших атлантов сильнее чем следует, поскольку от наложенной кары они отнюдь не отрезвели, а сгинули аки обри. То, что все пошло не так как планировалось, ясно хотя бы из того, что заодно с нечестивыми атлантами в тартарары провалилось войско их противников,вполне себе благочестивых пра-афинян. Но что именно произошло? У Платона сказано о том, что сначала атланты потерпел поражения от пра-афинян - возможно, этим кара и должна была ограничиться. Но затем в дополнение к военной конфузии на атлантов обрушились «невиданные землетрясения и наводнения», от которых пра-афинянское войско буквально провалилось сквозь землю, а Атлантида «погрузилась в пучину».

А что произошло на самом деле? Что погубило могучую державу, владычицу морей, находящуюся на пике расцвета и могущества?


Вот он, виновник всех бед. Маленький остров Санторин в ста двадцати километрах к северу от Крита.


В настоящее время остров Санторин имеет вид полумесяца, выпуклой стороной обращенной на восток. В прежние времена он был круглым, как монета. Западная сторона образует лагуну, окаймленную с мористой стороны несколькими маленькими островками.
Превращение "монеты" в "полумесяц" произошло около 3500 лет назад из-за взрыва вулкана вследствии закупоривания магматического канала застывшей лавой. Центральную часть острова разорвало на части, морские волны заполнили оставшуюся воронку и образовали лагуну. Позднее вулканическая деятельность вытолкнула на морскую поверхность еще несколько маленьких островков.


Археологи выяснили, что остров был заселен до катастрофы, но люди покинули его непосредственно перед взрывом, угадав приближение белого пушистого зверька. Под пеплом не было найдено ни скелетов погибших, ни ценных вещей. Вот только вряд ли они сумели спастись: на сотни километров вокруг все было засыпано пеплом, пемзой, вулканическими обломками.


"...суда беглецов застывали в каше из пемзы, их опрокидывали грязевые волны, люди умирали, задыхаясь от ядовитых газов. Если же кому нибудь из счастливцев удалось добраться до близлежащих островов, то и эти острова находились в плачевном состоянии, ибо пепел и пемза взорвавшегося вулкана так же накрыли их плотным слоем", - писал Кондратов в книге "Атлантиды моря Тетис"


Среди прочих островов, пострадал и тучный Крит: пепел и плазма нанесли непоправимый удар экономике, а поднявшеяся вследствии взрыва цунами (подобное тому, которое перетряхнуло весь Мировой океан после взрыва Кракатау в 1883 году) разнесло в щепки непобедимый флот, благодаря которому миносы безраздельно господствовали в Восточном Средиземноморье.


И теперь уже никто не мог помешать какому-нибудь байстрюку вроде Тесея из Афин приплыть на Крит, вломиться в Лабиринт и заколоть священного быка. А то и самого миноса, предварительно нацепив на него маску быка.


Так афиняне победили атлантов. Так погибла минойская цивилизация. Так погибла Атлантида.


До катастрофы, по данным археологов, остров был покрыт густыми лесами. Теперь же на всем Сантрорине растет одна-единственная пальма. Поэтому гулять по нему летом в полдень не очень-то приятно. Зато удобно назначать рандеву: встретимся под пальмой - и ничего уточнять не надо.

Вид на кальдеру.

Прочитав тогда, много лет назад, на даче книжку Кондратова об Атлантидах моря Тетис, я, вернувшись в город, вынул из шкафа книгу Жюль Верна, и вскоре узнал, что капитан Немо тоже не обошел Санторин своим вниманием:

"Створы раздвинулись, и я увидел белые гребни бурунов вокруг «Наутилуса». Клубы сернистого пара стлались по воде, клокотавшей как в котле. Притронувшись к стеклу, я быстро отдернул руку, так оно было горячо.
– Где мы? – спросил я.
– Близ острова Санторин, господин профессор, – отвечал капитан. – В проливе, который отделяет Неа-Каменни от Палеа-Каменни. Я хотел показать вам подводное извержение вулкана. Явление любопытное!
– Я думал, – сказал я, – что процесс формирования новых островов уже завершился.
– В областях вулканического происхождения процесс формирования никогда не завершается, – отвечал капитан Немо.– Внутренний огонь земли извечно действует в недрах земного шара".

И действительно, процесс формирования продолжался много лет после посещения Санторина капитаном Немо. Последнее извержение имело место в 1956 году, в результате него увеличились размеры островка Неа-Камени в центре лагуны. "Хроника этого вулкана еще не дописана до конца", - оптимистично замечал по этому поводу Кондратов.


Белые домики с синими крышами - одна из характернейших черт современного Санторина. Издалека порою кажется, будто края кальдеры, подобно альпийским вершинам, покрыты снегом....
Так, через двадцать шесть лет после того, как я прочел книжку о гибели острова, породившей предание об Атлантиде, мне довелось на нем побывать.
Хорошо, когда воплощаются в реальность детские грезы.