?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Не успев как следует отдохнуть от пятидневного сафари, мы начали планировать новую вылазку. Долго думать или далеко ходить не пришлось - на дайвинговском пункте скучал лодочник Мухаммед, привычно-монотонно жалующийся на оскудение потока клиентов. Он предложил морскую прогулку вдоль берега в южном направлении, к мангровым зарослям неподалеку от танзанийской границы. Мы согласились.




Чтобы застать мангровые леса в период прилива, когда они особенно необычны и к тому же доступны для лодок, мы выезжаем пораньше.



Наш катерок движется вдоль берега, маневрируя среди рифов и отмелей. Мимо проплывает наш отель "Баобаб Диани Бич", уютно скрытый в африканской зелени пальм и баобабов.



Обгоняем идущую параллельно лодку-донью и с парусом  балансиром. На таких лодках местые возят туристов на рифовую косу, открывающуюся во время отлива.




Обернувшись в сторону открытого моря, можно увидеть край кораллового рифа, обозначенный сломанными волнами.


Прибрежные отели чередуются с безлюдными местами. Впрочем, безлюдность эта мнимая: где-то неподалеку есть несколько небольших деревенек, в том числе и та, где живет наш проводник Мухаммед.


Волны тысячелетиями вытачивали гроты в прибрежных скалах. Сейчас, когда начинается отлив, эти гроты особенно хорошо видны. Прямо тянет туда - расположиться, развести костер и печь картошку в золе, как мы это делали когда-то на черноморском побережье. Но там грот был искусственным, едва ли не игрушечным, а тут - творение великой природы, без обмана и подделок.



Однако же, появление пещерок говорит о том, что мы опоздали - прилив сменяется отливом. Значит, поплавать среди мангровых лесов нам вряд ли удасться. Придется топать пешком по песку, воде и илу. Ну что ж, переживем.



В виде утешительного бонуса Мухаммед обещает свозить нас завра на рифовую косу бесплатно. Что характерно - обещание он сдержал.



На правом траверзе вырисовывается еще один прибрежный отель, расположившийся на живописном островке.


Помнится, когда мы в первый раз выбирали место отдыха в Кениии, этот отель тоже фигурировал как один из вариантов. Что и говорить, место великолепное. Спугнула нас его чрезмерная, даже по африканским меркам, удаленность от цивилизации, да и отсутствие олл-инклзива не прибавляет ему очков.


С моря отель не выглядит слишком загруженным. Вообще интенсивность турпотока в Кению в последние годы неуклонно спадает. Катаясь вдоль побережья на лодках или верблюдах, я часто наблюдал совершенно закрытые отели - пока еще только законсервированные, но уже плавно подходящие к черте заброшенности.




А вот еще один шедевр Вселенского Каменщика - скалистый гриб со сточенной волнами ножкой. Таких созданий много на юго-восточном кенийском побережье.


Важное преимущество островного отеля: можно расположить лежаки с зонтиками прямо на пляже. В других местах побережье остается общественным, огораживать его нельзя. Как следствие, вдоль моря взад и вперед шествуют торговцы сувенирами, тканями и всем что только возможно себе представить. И мало того, что шествуют, так еще и прходу не дают, навязчиво предалагая туристам все это купить. Прорваться через них - тот еще квест, по крайней мере для новичков. Ну, а тут, на островке, сплошное идиллическое спокойствие.


Народу, как видим, и здесь не запредельное количество. Хотя и время для купания не самое хорошее - нужно подождать прилива, чтобы при заходе в море не царапаться о камни и кораллы.


Белые, синие, голубые - наши новороссийские цвета представлены и здесь, в Восточной Африке.


Но вот мы и прибыли. На отливном берегу сиротливо стоят рыбацкие суда, за деревьями спряталась деревушка. Собственно, эти деревья уже и есть мангровые заросли. С трудом пробираясь по отмелям, наше судно подоходит как можно ближе к берегу. Совсем впритык подойти не удается, приходится спрыгивать в воду и погружаться по щиколотку в илистое дно.



Для существования мангровых лесов необходимо сочетание нескольких факторов. Нужно, чтобы был подходящий климат - тропический влажный. Нужен океан с выраженными приливами и отливами. А чтобы океанские волны не разрушали хрупкий прибрежный биоценоз, трубуется наличие естественного волнореза, то есть кораллового рифа невдалеке от побережья.



Но и этого мало. Мангровые деревья хоть и солеустойчивы, однако не выжили бы долго в ядреной океанской воде. Требуется мощный опреснитель - река, ручей, родник.




Во время прилива деревья стоят прямо в воде. К сожалению, утренний прилив мы упустили, а до следующего ждать не менее трех часов.



Идти приходится с опаской, чтобы не наступить на многочисленные "штыри", которые ничто иное, как корни растений.



Отойдя от моря всего на сотню-другую шагов, сразу начинаешь ощущать всю мощь и всю силу палючего африканского солнца.



Помимо Мухаммеда, нас сопровождали ребятишки из деревеньки. Ненавязчиво так увязались. Я заподозрил, что не просто так. Так и вышло - под конец прогулки они стали намекать на бакшиш. Делали они это с такой милой непосредственностью, что не дать было невозможно.



А вот и речушка, которая разбавляет соленую океанскую воду и тем самым дает жизнь всей этой зеленой красоте.



В этом месте сразу прямо под водой бьет теплый источник.



Может быть, как раз над этой местностью пролетали герои Жюля Верна на воздушном шаре "Виктория". Во всяком случае, о мангровых лесах там точно упомнается.


Жара и жажда нарастают. Выручают местные, с готовностью сгонявшие к лодке и притащившие пару бутылок с водой. Сделали они с лихой быстротой, непостижимой для обленившегося и обессиленного цивилизацией европейца.



Первозднанная красота.


Вот такая тут не совсем привычная Африка.


Вообще те места, где реки встречаются с морем - удивительны и прекрасны, будь то в Восточной Африке или в новороссийских лиманах.


В детстве я много раз отдыхал в одном рыбсовхозе на Херсонщине, на Днепро-Бугском лимане. Здесь, на другом краю Земли, мне напомнили о нем лодки, поджидающие хозяев на песке. В те проклятые времена жутчайшей советской оккупации и невообразимого национального угнетения в селе было пять тысяч населения, собственный футбольный клуб с детской секцией, стадион, два кинотеатра, школа, база отдыха (базу построили тюменцы, они же провели в деревню газ).



Что со всей красотой случилось потом - вряд ли стоит говорить. Даже думать об этом неохота. Вряд ли жизнь там сейчас многим лучше, чем в этом рыбацком поселке на кенийско-танзанийской границе. Впрочем, кенийцы наверняка более счастливы, поскольку другой жизни они не знали - не было в их истории ни русских оккупантов, ни немецкого шпиона Ленина, ни людоеда Сталина.



Ну и другое, не менее важное отличие - отливы с приливами. На Херсонщине их, понятное дело, не было. О приливах и отливах я тогда только читал в книгах, мечтая их когда-то увидеть.




Местные рыбаки настоящие дети природы - живут от ее щедрот, добывая себе припитание ежедневным трудом в поте лица своего. Правда, было бы опрометчивым сказать, что они пребывают в гармонии с природой: рыбный промысел наносит вред кораллам. Многие из близ расположенных кораллов уже разрушены, большинство мертвы. Но кто упрекнет за это трудолюбивых скормных рыбаков, которым нужно кормить семьи?

Из города прибыли перекупщики. Скоро купленная ими у местных рыба очутятся на прилавках момбасского рынка. А оттуда ее привезут в наш отель, чтобы было чем нас порадовать на обедах и ужинах. Кухня в кенийский отелях вообще хороша, а вот рыбные блюда - выше всяких похвал.



Спасибо вам, рыбаки! Жаль не знаете вы по-русски, а то я бы не поленился подъехать поближе и прочитать вам из идиллии Гнедича:

"Но промысел рыбный есть промысел чистый и честный:
Рыбак не губитель, своей он руки не кровавит;
Рыбак не обманщик, товар продает не поддельный;
Сим промыслом честным отцы наши хлеб добывали"



Это наша последняя вылазка за пределы отеля. Остаток дней я вместе с супругой и дочкой предавался засуженному пляжному безделью. Впереди нас ожидало возвращение в наше новое германское отечество, а в далекой, но приятно перспективе - новая поездка в Африку. Только уже не в Кению, а в Египет.

Но в Кению, даст Бог, мы еще вернемся.