?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


«А Цейлон – пристань не малая на Индийском море», - так писал об этом острове знаменитый уроженец Твери Михаил Круг Афанасий Никитин, ходивший в Индию «за три моря».

Судя по его записям (это своего рода древнерусский блог о путешествиях), Никитин был никудышным купцом, зато пламенным патриотом, верно угадавшем главную причину всех горестей и бед своей Родины («А Русь… На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость! Боже, боже, боже, боже!»; интересно, что означают заключительные восклицания – восхищение Русской землей или охуевание по поводу ее эмиров?).

Впрочем, я перечитывал Афанасия Никитина не ради его обличений русских эмиров, а потому что решил последовать по его стопам и посетить этот самый остров Цейлон.
Моя синьорина обожает фотографировать пальмы.

Замысел возник у меня не спонтанно – я позаимствовал его у фрицев. У них, как это знал еще Петр Великий, есть чему поучиться, в том числе и тому, как проводить отпуска и организовывать поездки. Еще два года назад, во время нашего первого визита на Мальдивы, мы с супругой узнали, что многие из наших новых соотечественников накануне мальдивского отдыха катаются пять-шесть дней по острову Цейлон. Ну, как говорится, чтобы два раза не бегать.
Вот и мы сделали так же: шесть дней на Цейлоне, а потом девять дней на Мальдивах. Первая часть – познавательная, вторая – развлекательная.

Была и еще одна причина посещения Цейлона. И мне, и синьорине хотелось побывать в Индии, но нас отпугивали громадные расстояния и чрезмерная экзотичность Индостана. Цейлон был для нас своего рода «Индией лайт». Правда, местные жители уверяли нас, что Цейлон – не Индия. Ну, это мы знаем, проходили: и Украина не Россия, и Цейлон не Индия, но как присмотришься – так хрен найдешь хоть пару существенных отличий. По крайней мере, храмы с богомерзостными идолами, женщины в сари, коровы на улицах – все это на Цейлоне есть.


Ну, вот, значит собрались и поехали. Вылетали, как обычно, из Франкфурта, до которого из нашего тюрингийского захолустья еще добраться надо, но для бешенной собаки сто километров не крюк для бывалых путешественников это не расстояния.


Самолет катарских авиалиний летел через Чехословакию, Венгрию и Румынию, пересекал наискосок Черное море, далее над Турцией в Иран и оттуда в Персидский залив. Получался крюк, но прямой путь лежал бы над Алеппо и Мосулом. Ну или лететь через Украину – чтобы потом москали с хохлами до хрипоты спорили, кто из них тебя ракетой уебашил.
Глядя на стрелку маршрута на экране в спинке кресла, я поневоле задался вопросом – а как будет летать самолет, если очередное расширение зоны боевых действий перекроет вот этот, последний, турецко-иранский канал? Если дело и дальше будет идти так, как шло до сих пор, то скоро вообще никуда не сунешься. Будет так же, как во времена Афанасия Никитина, который довольно живописно описывал тогдашний кровавый восточный бардак: «из Ормуза на Хорасан пути нет, и на Чаготай пути нет, ни в Багдад пути нет, ни на Бахрейн пути нет, ни на Йезд пути нет, ни в Аравию пути нет. Повсюду усобица князей повыбивала. Мирзу Джехан-шаха убил Узун Хасан-бек, а султана Абу-Саида отравили, Узун Хасан-бек Шираз подчинил, да та земля его не признала, а Мухаммед Ядигар к нему не едет: опасается. А иного пути нет».


«Повсюду усобица князей повыбивала» – лучше про «Арабскую весну» не скажешь. Впрочем, что толку печалиться о вещах, повлиять на которые ты не можешь и которые к тому же напрямую тебя не касаются? Вернемся к приятным вещам – например, к Цейлону, который настолько хорош, что его в прежние времена считали своего рода филиалом рая.


К слову, я сознательно пишу и говорю «Цейлон», а не «Шри-Ланка», - во-первых, оно мне привычнее, во-вторых, - красивее, в третьих – именно это название с древнейших времен употреблялось по отношению к этому острову в европейских источниках. А поскольку мы европейцы, то нам более приличествуют европейские названия. Ну а если местные обитатели предпочитают говорить «Шри-Ланка», то пусть себе говорят, нам-то какая печаль? За какую идею нам ломать язык, выговаривая «Мьянма» вместо «Бирма», «Мумбай» вместо «Бомбей», «Колката» вместо «Калькутта», «Ченнаи» вместо «Мадрас»? Вон мы, русские, в советские времена сколько подстраивались под разных чурок под братские народы СССР, заучивая их дурацкие географические названия, а толку?


Ну да ладно. Вернемся к тому, что остров Цейлон – это не просто «не малая», а прямо-таки райское. Вообще Индийский океан, он же «Эфиопское море» с древнейших времен увязывался с земным парадизом.
Этот океан буквально напичкан райскими островами - и реальными, и вымышленными. Еще шумеры помещали там страну Дилмун, в которой нет страстей, нет болезней, волк не убивает ягненка, женщины не знают родовых мук. Согласно Диодору Сицилийскому, Эвгемер Мессенсикй, советник македонского царя Кассандра, совершил плавание к берегам Аравии и далее на юго-восток, где он обнаружил прекрасный остров Панхею. "


Священная запись", изложеная Диодором в пятой книге его "Исторической библиотеки", сообщает о Панхее следующее. Там растет множество деревьев, "радующих глаз" и приносящих обильные плоды, там есть и финики и кокосы, там широкие луга и густые заросли винограда, там бьет источник со сладкой водой (уж не с колой ли?), там собран животный мир с Азии и Африки (включая львов). Недра острова богаты золотом, серебром, медью, оловом и железом.


Социальное устройство Панхеи по Эвгемеру подозрительно похоже на коммунистическую утопию Платона; только у Платона всем управляют партийные функционеры философы, а у Эвгемера - жрецы, потомки переселенцев с Крита (интересно, читал ли об этом Тур Хейердал? Можно было бы сделать неплохую реконструкцию о морских связах минойской и древнеиндийской цивилизаций). Частной собственности нет, все сдают продукты труда жрецам, а те распределяют их по справедливости. Все на острове счастливы и равны, но жрецы, как положено, еще ровнее: "Жрецы значительно превосходят всех прочих изнеженностью, а также чистотой и прочей роскошью: одеваются они в одежды из необычайно мягкого и тонкого льна, а иногда и в одеяния из очень мягкой шерсти, на головах носят шитые золотом митры, на ногах — разноцветные сандалии искусной работы, причем носят и золотые украшения, как и женщины, за исключением серег. Занимаются они главным образом служением богам, прославляя их в гимнах и славословиях, повествуя в песнях о свершениях богов и об их благодеяниях, оказанных людям".


Во второй книге все того же Диодора Сицилийского приводится свидетельство греческого писателя Ямблуа о том, как он совершил путешествие на корабле от берегов Аравии на юго-восток и нашел там Солнечный остров, на котором все было идеальным: и климат, и флора, и фауна, и - разумеется - социальное устройство. Там полнейший коммунизм, нет никакой частной собственности, личные интересы подчинены общественным. Нет частной собственности - нет конкуренции и соперничества, островитяне не раздираемы междоусобиями и заботятся только о всеобщем согласии. Они поклоняются Солнцу; у них введена общность жен и детей; и еще у них раздвоенный язык, благодаря чему они без проблем могут шпрехать сразу на двух мовах. За вычетом трех последних особенностей, описание Ямбула стало образцом для всех грядущих утопий: не только Томас Мор, не только Кампанелла с его Городом Солнца, но даже Незнайка в Солнечном городе - все это оттуда.


По Индийскому океану шастал и Синбад-мореход, каждый раз и через раз натыкаясь на прекрасные цветущие острова. Еще более психоделичным было странствие другого персонажа "Тысячи и одной ночи", царевича Булукии, который, бродя по морю аки посуху (благодаря специальному волшебному соку, которым он натирал ноги) открыл с добрый десяток райских островов (в том числе и тот, на котором произрастал запретный плод), беседовал со змеиной султаншей, обедал с царями джинов и пробовал снять перстень с мертвого царя Сулеймана.  Вообще, только прочтя сказку о Булукии, можно в полной мере осознать, какой мощный на Востоке гашиш.


Но то все-таки сказки, а вот в Европе вполне себе ученые люди сообщали о райских землях в Индийском океане. В XIII столетии епископ Джованни Мариньоли из Флоренции рассказывал, что он проплыл из Южной Аравии на остров Цейлон, расположеннsq, по его мнению, напротив рая. "А от Цейлона до рая, как уверяют местные жители, ссылаясь на предания отцов своих, — сорок итальянских миль. Так что, говорят они, слышен здесь шум вод, текущих из Райского ключа", - писал епископ. Сразу скажу – никаких райских рек я лично на Цейлоне не услышал, но, может, просто надо знать место.
Миссионер Журден де Северак в 1329 году составил "Описание чудес в Индии Наибольшей"., где указывалось:"...между Индией и Эфиопией, ближе к востоку, расположен рай земной и из него вытекают четыре райские реки, а в этих реках великое множество драгоценных камней и тьма золота". Колумб во время своего третьего путешествия, все еще полагая, что он болтается где-то по индийским морям, принял устье Ориноко за преддверие рая, который, как он писал испанской королевской чете Фердинанду и Изабелле, "лежит на вершине в той части земли, которая имеет вид выступа, подобного выпуклости у черенка груши", причем "никому не дано попасть туда без божьего соизволения". Земля в виде груши - кто из фэнтезийных авторов додумался бы до подобного?

Пока я вспоминал все эти подробности, самолет долетел до Катара, где у нас была пересадка, причем отводилось на нее 40 минут. Я пребывал в полной умеренности, что мы опоздаем, но, к моему немалому удивлению, все оказалось организовано как нельзя лучше, так что маяться в ожидании следующего рейса нам не пришлось. Самолет понесся дальше, пересек выступ Аравийского полуострова и взял курс к юго-востоку от Индии – туда, где еще в древние времена географы помещали таинственный и прекрасный остров Тапробану.
Впоследствии остров Тапробана был отождествлен с Цейлоном, но некоторые географы считали его Суматрой, а на многих древних картах показаны оба острова – и Цейлон, и Тапробана.


Тапробана (отождествленная с Суматрой) на цветной гравюре из "Космографии" Себастьяна Мюнцера. Базель, 1574 год.
По мере совершенствования географических познаний Цейлон и Суматра заняли на картах положенные им места, а Тапробана окончательно перешел в область легенд. О нем писали, что там есть гора из золота, которую охраняют гигантские муравьи. И что на острове полным-полно драгоценных камней – совсем как на Цейлоне. И что там, опять-таки, как якобы на реальном Цейлоне, две зимы и два лета. И что там вообще райская жизнь. Именно на Тапробанане, кстати говоря, поместил свой коммунистический Город-Солнце мой любимый автор Томас Кампанелла.
Остров Тапробана по Герхарду Меркатору. 1578 год

Но коммунизм – он еще только будет, а пока что за все приходится платить деньги, в том числе и за отпуск. В этот раз мы решились еще дополнительно потратиться на индивидуального гида. Стар я становлюсь, начинаю ценить комфорт. Да и вообще хочется попутешествовать с максимальными удобствами – что называется, как белый человек.

К слову, белого человека на Цейлоне ценят, и не только в качестве источника дохода. Пока мы с супругой в аэропорту Коломбо выискивали в толпе встречающих нашего гида, дочку окружила стайка местных ребятишек и девчонок. Они попросились с ней сфотографироваться -  на счастье. Оказалось, у них считается хорошей приметой дотронуться рукой до белого человека.
Если так, то наш гид, радостно пожимавший нам руки в течении целых шести дней, должен быть необыкновенно удачлив. Он, как оказалось, успел пожить в Германии, куда его пригласили какие-то ебанутые немецкие туристы. Ну да нам это только было на пользу – гид сносно изъяснялся по-немецки, на Цейлоне таких не так уж много.

Первый день мы отходили от перелета в отеле Mount Lavinia. Он располагается в здании, которое во время оно служило одной из резиденций британского генерал-губернатора. Соответственно, оформление его выдержано в колониальном колорите.


Судя по тому, что сюда приезжают свадьбы на фотосессии, отель котируется у местных как шикарное место. Он и вправду не плох.

Одну из свадебных фотосессий нам довелось увидеть воочию.

Вид из окна нашего номера:

Холл отеля:

Национально-колониальный стиль швейцаров:

Ресторан с ядренной местной кухней:

Лужайка перед окнами на океанской стороне:

Мой первый закат на Цейлоне:

Словом, отель на океанском побережье, все вроде на своем месте, все как полагается:

А вот рядом с шикарным местом, стоит только из него выйти – грязь и гнусь. Океан есть, но набережной как таковой нет. Прямо под стенами отеля проходит железная дорога. По ней каждые пять минут катятся обшарпанные поезда без дверей и без стекол в окнах – и они еще рассказывают, что Цейлон не Индия!

На пляже из благоустройства только деревянные бараки неясного назначения:

Народу на пляже много, но купающихся увидишь крайне редко. Как и индийцы, жители Цейлона не любят моря, пловцы и мореходы из них не важные.



Вид на наш отель с местного, с позволения сказать, променада:


Выбрались мы на отдельный отельный пляж, но, как нас и предупреждал гид, купание не получилось: едва мы заходили по пояс, как океанские волны выбрасывали нас на берег, словно мячики. Пляжный отдых на Цейлоне – дело не слишком привлекательное. Пришлось нам ждать с купанием недельку, пока не перебрались на Мальдивы.


Индийский океан - теплый, соленый и бурный.

Есть в отеле свой маленький, но уютный внутренний дворик с райским садом.



Но перед мальдивским бездельем нам предстояло путешествие по стране, чья культура и природа были нам совершенно незнакомы. И получилась она познавательной и интересной. Постараюсь, в меру своих скромных сил, рассказать об увиденном в последующих постах.
А пока что - еще несколько видов на море-океан:




Recent Posts from This Journal

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
sokura
Feb. 13th, 2017 12:56 pm (UTC)
С Днём рождения!
muennich
Feb. 16th, 2017 09:51 pm (UTC)
Спасибо!
( 2 comments — Leave a comment )