?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В доисторические времена здесь бушевал вулкан, извергая на свет божий непереваренные земными недрами запасы магмы.. Вулкан постепенно остыл, потух и развалился. Застывшая лава образовала причудливой форму скалу с плоской, как стол вершиной. В V веке  здесь снова забушевали страсти - только уже не природные, а человеческие.

Когда я в первый раз читал Библию, мне было жаль Агарь, которая родила Аврааму сына и которую по наущению Сары выгнали в пустыню. У меня невольно возникал вопрос - а чтобы случилось, если бы Агарь проигнорировала директивы свыше и вступила в борьбу за свои права? И если бы Измаил попытался бы занять место Исаака?

Оказалось, что похожая ситуация была когда-то смоделирована на Цейлоне. Там Измаил сумел потеснить Исаака, хотя и временно. Ничего хорошего из этого не вышло. Впрочем, нет: от той заварушки остался памятник истории и культуры, а это все-таки хорошо - как для истории, так и для туриндустрии.



Король Дхатусена был талантливым военачальником и мудрым правителем. Он изгнал с острова захватчиков из южноиндийской империи Пандья, положив конец тамильскому господству. Ему удалось объединить под своей властью весь Цейлон, что нечасто удавалось сингальским правителям. Он усовершенствовал оросительную систему, дополнив ее резервуарами и каналами, что позволило повысить урожайность. Многострадальный народ Цейлона отдохнул под его правлением. Однако, установив порядок в стране, он не смог навести его в своем собственном доме.
.

.
Остатки древних водных резервуаров. Когда здесь были одни из первых в мировой истории фонтанов.

У Дхутасены было двое сыновей. Один из них, Кассапа, был старшим, но он был рожден от младшей жены. Другой, Моггалална, уступал брату в первородстве, зато мать его была старшей, и, что еще важнее, любимой женой короля.



.
Светлая полоса вдоль скалы, у самой кромки зелени - это "Зеркальная стена". На самом деле она каменная, только начищенная до блеска. В древности, по легенде, в нее и вправду можно было смотреться как в зеркало.

А еще к Дхаутусены была дочь. Она была дочерью короля, и, следовательно, принцессой. Но принцессой она оставалась лишь до тех пор, пока беззаботно росла в отцовском доме. Когда же ее выдали замуж за военачальника, она из принцессы превратилась в обыкновенную невестку, которую, как и положено, шпыняла и третировала вся многочисленная мужнина родня. Особенно – опять-таки, как и положено, - свирепствовала свекровь.



В начале пути. Восхождение еще только предстоит.

Узнав, что его любимую дочь свекровь бьет, как собаку, Дхатусана пришел в ярость и велел сжечь старую ведьму живьем. Воздал злом за зло, да еще с явной переплатой. Последствия не заставили себя долго ждать.


.

Легко представить себе, какими чувствами воспылал к королю его зять. А иметь во врагах военачальника – это для любого правителя чревато. Особенно в условиях династического кризиса и неясных перспектив престолонаследия.


.

Дхутсена планировал передать престол Моггаллане. Кассапа, считая себя, в качестве первенца, законным наследником, затаил обиду и жажду мести. Зная об этом, зять короля вступил с ним в сговор и помог подготовить переворот. Кассапа захватил столицу, король стал пленником собственного сына, Моггаллане пришлось в спешке покинуть остров.


.

Будучи не только властолюбивым, но и жадным, Кассапа велел подвергнуть отца пыткам, чтобы вынудить его сообщить месторасположения своих главных сокровищ. В конце концов Дхатусена согласился выдать тайну. «Главное богатство – это вода», - поведал он своему непутевому сыну. Сын не оценил мудрого наставления и велел замуровать отца живьем в одной из дамб.

Спираль нарастающего насилия раскрутилось до последнего предела, новый король преступил все божеские и человеческие законы. И по этим самым законам его ожидало возмездие. Оно было неотвратимо. Кассапа наверняка понимал это лучше, чем кто-либо другой. 

Тем не менее, он сделал все возможное для своего спасения. Опасаясь заговоров и возвращения Моггалланы, он оставил древнюю столицу Анурадхапуру и обустроил себе резиденцию на недоступной скале Сигирия.

.
.
«Сигирия» означает «Львиная». Это название скала получила именно при Кассапе. Это он, укрепив стенами и рвами и без того неприступную скалу, воздвиг на ней свой дворец, вход в который охранял исполинский каменный лев. Львиная пасть служила входом. До наших дней сохранились только лапы каменного исполина. 


.

Высота скалы не очень большая – около пяти сотен метров – однако даже в наши дни, с расчищенными дорожками и лестницами, взбираться на нее довольно трудно, особенно тем, кому «посчастливится» попасть сюда в утренние и дневные часы. Во времена же Кассапы добираться до каменных лап было еще труднее. Жители города, когда их вызывали во дворец, прощались с родными, как будто уходя на войну, поскольку никто не был уверен, что поднимется и спустится благополучно, не сорвавшись вниз камнем.

В этом убежище Кассапа безвылазно жил почти два десятка лет. От угрызений «змеиной совести своей» он пытался бежать в разврат. Ну, и еще в искусство. Одну из пещер Львиной скалы он велел украсить фресками, изображающими парящих в облаках обнаженных женщин.
.

.
Снимать женщин фрески запрещено. Пришлось переснять с рекламной брошюры.

До наших дней сохранилось восемнадцать фресок. Кого именно изображали древние мастера обнаженной натуры – можно только гадать. Одни говорят, что это наложницы из королевского гарема. Другие считают, что это апсары – буддистские аналоги мусульманских гурий. Или что все девушки изображают различные аватары Тары – матери всех Будд. В принципе, одна версия не противоречит другой: творя сюжеты на религиозные темы, художники все равно изображали вполне земных женщин, коими могли быть и наложницы короля-отцеубийцы.



.

Между тем где-то на стенах дворца, помимо фресок, появилась надпись «мене, текел, упарсин», но только ни Кассапа, ни его придворные ее не видели. Изгнанник Моггаллана вернулся и подступил к скале с огромной армией своих сторонников. Крутые подъемы, глубокие рвы и отвесные стены оказались ни к чему: для длительной осады не было возможности запастись достаточным количеством припасов. Кассапе пришлось вылезать из своего убежища и принимать бой на равнине.
.

.

Ему еще могла повезти. Долгое время исход сражения оставался неясным. В конце концов, все решил случай. Слон, на котором сидел Кассапа, в самый разгар битвы почувствовал жажду и направился к близлежащей речке. Войско Кассапы приняло этот маневр за бегство вождя, и, как велит канон индийской военной науки, немедленно разбежалось.


.

Видя себя окруженным врагами, король Кассапа закололся мечом, тем самым дополнив свой список грехов: к отцеубийству и прелюбодеяниям добавилось смертное преступление самоубийства. Шансов на спасение в загробном мире у него не осталось ни малейших.

.

.

Запустевший дворец какое-то время служил монастырем, а потом его и вовсе забросили. И только в позапрошлом веке английские археологи заново открыли остатки дворца и фонтанов, исполинские львиные лапы, зеркальную стену и нескромные фрески – все то, что подарили мировому искусству алчность и похоть несчастного короля Кассапы Первого.


.
На вершине скалы.
.

.
"Закат из золотого стал как медь,
Покрылись облака зеленой ржою..."

.

Recent Posts from This Journal