Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Другого глобуса нет....





Добро пожаловать, дорогой  гость. Рад, что ты заглянул в мой скромный журнальчик. Посмотри, полистай. Если тебе что-то покажется небезынтересным, я буду считать, что мои старания не пропали даром.

Если тебе интересно, что означает мой псевдоним и картинка, посмотри сюда.

Этот журнальчик создавался для записок о путешествиях, которые мне с моей семьей посчастливилось совершить. Особенно запала мне в душу Африка, в которую я по-настоящему влюблен. Потом журнал  стал дополнятся заметками из сферы моих интересов, например, по психиатрии (предмет моей профессиональной деятельности), равно как по истории и литературе, которыми я наслаждаюсь в свободное время.

Хоть я и стараюсь реже обращать внимание на злободневные темы, все же иногда хочется высказаться, точнее - выругаться, отвести душу, и поделиться своими посильными соображениями под меткой "политика".

Я русский, живущий уже второй десяток лет в Германии. Потому мне небезралична как Россия, так и моя новая родина, о которых я тоже временами пишу короткие заметки. И, конечно, я не могу не помнить о моей малой родине - Одессе.

Другого глобуса у нас, людей, нет и пока не предвидится. Постараемся получше устроиться на нашем. А одно из важнейших условий спокойствия души и хорошего настроения - приятная и дружеская беседа, рассказы о дальних странах и ближних весях, о делах давно минувших дней и о нынешних, не менее драматических событиях.

Приятного просмотра. Тешу себя надеждой, что ты здесь не в последний раз.
promo muennich november 15, 2014 22:40 15
Buy for 10 tokens
Светает на Мальдивах всегда очень рано, так что все рассветы я проспал - за исключением последнего, когда нам предстоял обратный путь. Поэтому солнце светило для нас как-то не радостно.. Расставание всегда тяжело - даже с теми местами, которые тебе не очень понравились. Ну, а Мальдивы,…

Долгая рука Москвы

Рука у Москвы, вопреки сложившемуся стереотипу, не длинная. Она у нее долгая. Москва издревле отличалась упорством в достижении однажды поставленной цели; подолгу выжидая удобного момента, осторожно подкрадываясь и делая внезапные рывки, спокойно отступая при неудаче и прочно закрепляясь на однажды достигнутых рубежах при успехе, Москва как будто бы брала врагов измором. И пусть не всегда, но во многих случаях последнее слово оставалось за ней – достаточно часто, чтобы всякий, кто открыто заявляет себя врагом Москвы, имел основание опасаться за свою бедовую голову.
Collapse )

Ненавистники Анапы: быдло, совки и нищеброды.

Моя френдессаpushba написла прекрасный пост об Анапе. Рассказ, подборки  фотографий - все было на высоте. Цель поста была - хоть что-то противопоставить тому злобному негативу об это куророте, который терся в ТОПе пару днй назад.
Collapse )

Крым: меняем темы для вранья

В крымоедских постах наблюдается любопытная смена мотива.

Собственно, происходит это не в первый раз. Весной прошлого года российские и украинские тавридофобы кликушествовали о мрачных перспективах отдыха среди "оккупации", "танков" и "боевых действий". Когда стало ясно, что война в Крыму откладывается на неопределенное время, основной темой сделались "пустые пляжи".

Правда, одновременно обсасывалась тема пробок на Керченской переправе, что несколько портило навязываемую картину опустошенного оккупацией Крыма, поскольку оставалось непонятным, куда же деваются все эти массы людей и машин, если на крымских пляжах их нет. Разве что переправляются тайком через перешейки - всласть подышать украинским воздухом свободы.

В течение лета, по мере того как кликушества о сорванном сезоне все далее отдалялись от реальности, патентованные крымоеды стали потихоньку расширять предметы ругательств. Теперь в ход пошли истерики о плохом сервисе, о крымчанах, которые "зажрались", и какое море там грязнючее, и какая еда там вонючая. При этом "пустые пляжи" - то ли потому, что ненавистники Крыма о них забыли, то ли потому, что все труднее отыскивать для фоток глухие задворки с малым количеством отдыхающих - полностью выпали из обличительной обоймы. Более того, в крымоедских постах уже можно увидеть заполненные пляжи - а ведь еще месяц подобного рода снимки считались ими не иначе как кремлевской постановкой.

В общем, как и в случае с симферопольским аэропортом, с Керченской переправой - то, что ненавистникам Крыма представлялось глобальной не решаемой проблемой, - оказалось даже не временной трудностью, а раздутой, мнимой проблемой. Вот и "пустые крымские пляжи" благополучно канули в Лету. Туда же неизбежно уйдут и " плохой сервис" и все прочие надуманные ужасы. Крымоеды и сами это чувствуют. Недаром один из них обиженно пророчил о том, что "крымчане сами себя накажут" - так пишут, когда злоба является еще и совершенно бессильной.

Остров Крым. Жертва аксеновской русофобии

Всякая фобия обедняет и обессиливает психику человека. Русофобия – не исключение. Даже не бесталанный человек, ставший жертвой этой напасти, теряет львиную долю своего творческого потенциала и не только не создает ничего нового, но и портит то, что, казалось, изначально было очень хорошо задумано. Наиболее яркий пример тому виден в романе «Остров Крым».

Collapse )

Остров Крым. Новые и старые смыслы

Время порою придает неожиданные значения словам и выражениям, бывшим в ходу в прежние дни. Сейчас словосочетание «остров Крым» вспоминается в связи с особенностями политической ситуации на Украине, благодаря которым Крым для граждан России и вправду стал островом – ведь сухопутная дорога в него сопряжена со столькими неудобствами, что мало кто решится ею воспользоваться.


Collapse )

Кто придумал фразу "Крым наш"?

Оказывается, никто иной, Алексей Николаевич Толстой. Появлилась эта фраза в его романе "Петр Первый". В одном из эпизодов главный герой, предаваясь честолюбимым мечтам, говорит генералу Гордону:

"Зимой будем строить большой флот в Воронеже, - сказал Петр, поднимая покрасневшие глаза. - Завтра нужно взять Азов, Петр Иванович. (Указал чубуком на небольшой залив на западе от устья Дона.) Гляди... Здесь поставим вторую крепостцу. За зиму турки не просунутся в Азовское море, а весной мы приплываем сюда с большим флотом... Гляди, - в проливе под Керчью ставим крепость - и все море наше... Строим морские корабли, и - в Черное море. (Чубук летал по карте.) Здесь уж мы на просторе. Крым будем воевать с моря. Крым - наш. Остается - Босфор и Дарданеллы. Войной ли, миром - пробьемся в Средиземное море. Шелком, пшеницей завалим... Гляди - какие страны: Венеция, Рим... А вот - гляди, - Москва, - водяным путем повезем товары до Царицына, а здесь, где мы шли до Паншина через волок, пророем канал в Дон... Прямиком - Москва - Рим".

Азов был таки взят, флот в Воронеже был построен. А вот с Крымом пришлось повременить: взять его удалось только Миниху, а окончательно закрепить в составе империи - Потемкину. Канал между Волгой и Доном прорыли только при Сталине. На Средиземное море с пшеницей пробились (и войной, и миром)  уже много позже смерти Петра, но контроль над проливами так и остался мечтой. Вскоре после взятия Азова политическая обстановка в Европе резко изменилась, антитурецкая коалиция распалась, в Европе заполыхала война за испанское наследство, а Петр изменил направление экспансии с Черного моря на Балтику.

А мем "Крым наш" таки дождался своего звездного часа.

Питерский снобизм

Что жители Петербурга недолюбливают, мягко говоря, Москву - об этом я, конечно слышал, но полагал, что это лишь штамп, шутка. Оказалось, что нет - не так давно одна жительница северной столицы всерьез и настойчиво уверяла меня, что в Москве смотреть нечего.

А тут наткнулся на историческое свидетельство того, что не только на Москву, но и на мою родную Одессу уроженец Петрополя смотрит как понятно на что.

Николай Гумилев, "Африканский дневник":
"7-го апреля мы выехали из Петербурга, 9-го утром были в Одессе.
Странное впечатление производит на северянина Одесса. Словно какой-нибудь заграничный город, русифицированный усердным администратором. Огромные кафе, наполненные подозрительно-изящными коммивояжерами. Вечернее гуляние по Дерибасовской, напоминающей в это время парижский бульвар Сен-Мишель. И говор, специфический одесский говор, с измененными удареньями, с неверным употребленьем падежей, с какими-то новыми и противными словечками. Кажется, что в этом говоре яснее всего сказывается психология Одессы, ее детски-наивная вера во всемогущество хитрости, ее экстатическая жажда успеха. В типографии, где я печатал визитные карточки, мне попался на глаза свежий номер печатающейся там же вечерней одесской газеты. Развернув его, я увидел стихотворение Сергея Городецкого с измененной лишь одной строкой и напечатанное без подписи. Заведующий типографией сказал мне, что это стихотворение принесено одним начинающим поэтом и выдано им за свое.
Несомненно, в Одессе много безукоризненно-порядочных, даже в северном смысле слова, людей. Но не они задают общий тон. На разлагающемся трупе Востока завелись маленькие юркие червячки, за которыми будущее. Их имена — Порт-Саид, Смирна, Одесса".


Во как. Сказал - отрезал. Одесса - юркий червячок на разлагающеся трупе. Но правда, все-таки признал, что среди одесситов все-таки есть порядочные люди, даже в "северном" (нордическом, что ли?) смысле.

А вот пророком Гумилев оказался неважным. Не только не было за Одессой никакого будущего - весь ее стремительный расцвет оставался в прошлом, а вот на протяжении всего двадцатого века ее значение медленно, но уверенно уменьшалось, пока, наконец, с началом эпохи незаможности незалежности Одесса не скатилась окончательно в УГ. Горько признавать, но, к сожалению, правда.